» » » Опасные иглы: нам навязывают вакцины с дурной репутацией

Опасные иглы: нам навязывают вакцины с дурной репутацией

Спустя год после гибели украинского школьника, умершего в результате плановой прививки, Украина продолжает завозить вакцины с дурной репутацией.

«Предупредить. Защитить. Привить». Под таким громким лозунгом в стране (с 20 по 26 апреля) проходила Европейская неделя иммунизации.

За эти семь дней Минздрав взялся разными способами разъяснить гражданам пользу прививок. Директор Департамента материнства, детства и санаторного обеспечения Минздрава Раиса Моисеенко давно жалуется прессе, что в Украине падает уровень иммунизации детей. Теперь, по её словам, он ниже 95%, а это за пределами нормы.

«К сожалению, мы повторяем путь начала 90-х годов, когда наблюдалась вспышка дифтерии. К ней привела, в частности, и антивакцинальная кампания, которая проходила на этапе развала СССР. Тогда иммунизация по некоторым регионам упала до 40–50%. Мы потеряли много жизней и до сих пор ощущаем последствия той кампании: каждый четвёртый ребёнок погибает от этого заболевания», – подчёркивает г-жа Моисеенко.

Тем временем нежелание многих украинцев прививаться и прививать детей вполне объяснимо: агитационная кампания Минздрава почти совпадает с трагической датой – годовщиной смерти краматорского школьника Антона Тищенко. Антон умер 13 мая 2008 года, спустя 15 часов после укола вакцины против кори и краснухи, произведённой индийской компанией «Серум Институт». Генеральная прокуратура до сих пор не передала дело в суд, хотя все материалы собраны, а расследование, как сказали Фокусу в Генпрокуратуре, закончено.

Кроме этого случая в суд на Минздрав подавали и другие краматорские родители: их детям тоже сделали корево-краснушную прививку, от которой, по их мнению, начались побочные эффекты. Но Донецкий окружной административный суд к рассмотрению иски не принял, и впоследствии семьи отказались судиться с Мин­здравом. Как рассказал Фокусу один из истцов, житель Краматорска, многим из них в школах пообещали льготную сдачу экзаменов для детей, а также санаторный отдых. Подписаться под иском против Минздрава, позволившего якобы незаконно ввезти в страну индийский препарат, согласились лишь несколько человек – родители погибшего Антона Тищенко и ещё один отец, чья дочь после прививки практически потеряла зрение.

В Минздраве до сих пор настаивают, что Антон Тищенко умер не от прививки, но всё-таки обещают: вакцина с испорченной репутацией не будет использоваться в дальнейшем. Препарат ещё хранят в Украине, но, по официальным сообщениям Минздрава, его готовы передать любой нуждающейся стране мира.

Однако, как удалось узнать Фокусу, у некоторых граждан всё же могут возникнуть проблемы с вакцинацией: сейчас по стране гуляет по крайней мере одна спорная, а возможно, и опасная вакцина.

Проверено на солдатах
В октябре прошлого года фонд супруги президента Катерины Ющенко «Украина 3000» анонсировал благотворительный ввоз в страну сразу трёх вакцин, подаренных французским производителем Sanofi Pasteur: «Аваксима» для профилактики гепатита А, «Пневмо-23» от пневмококковой инфекции и «Окавакса» от ветряной оспы. По сообщению фонда, эти препараты должны были распространяться по некоторым областным детским больницам. В фонде Фокусу рассказали о том, что вакцина «Аваксим» была ввезена в количестве 4715 доз, «Пневмо-23» – в количестве 2000. «Сейчас мы ждём отчетов от больниц об использовании вакцин», – говорят в пресс-службе «Украины 3000». Вакцина «Окавакс», по их же данным, пока до Украины не доехала.

Примечательно другое: по крайней мере один из трёх препаратов уже был замешан в серьёзном скандале – правда, на территории России. В декабре прошлого года среди личного состава Еланского гарнизона Свердловской области произошла резкая вспышка пневмонии. Один из солдат – Антон Юматов – в результате умер. Председатель комитета солдатских матерей Свердловской области Марина Лебедева сообщала тогда СМИ, что солдаты заболели после прививок, которые им сделали незаконно. Всплыло и название препарата – «Пневмо-23». В конце концов по этому случаю появилось сразу два уголовных дела – по статье 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) и по статье 236 УК РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических правил). Во французской компании Sanofi Pasteur, изготовившей «обвиняемый» препарат, Фокусу заявили, что вакцина «Пневмо-23» благополучно применяется с 80-х годов, уже 10 лет зарегистрирована в России, так что выступление комитета солдатских матерей – чистой воды политика.

И вот теперь эта вакцина в Украине. Причём уже не в первый раз: ещё до «Украины 3000» этот препарат завозило в страну Министерство обороны – опять-таки для солдат. Минобороны потратило на «Пневмо-23» 212 тыс. 520 гривен. Согласно выводам КРУ, поставщиком данного препарата является предприятие-посредник ООО «Фармвест плюс», а начальнику Центрального медсклада Минобороны было предписано принять вакцину, не соответствующую условиям тендерной документации.

Учитывая скандальный характер «Пневмо-23», Фокус решил поинтересоваться свойствами вакцины в киевском НИИ педиатрии, акушерства и гинекологии, куда, по данным «Украины 3000», была завезена часть партии препарата. Корреспондент Фокуса представился отцом ребёнка, которому порекомендовали привить своё чадо именно «Пневмо-23». Удивительно, но в лечебном учреждении заявили, что впервые слышат о таком средстве. Не слышали об этой вакцине и опрошенные Фокусом киевские пульмонологи и сотрудники «Охматдета». Ответить на вопрос о том, где сейчас 2000 доз спорного препарата, не смог никто.

Внеклинические испытания
Однако данные, собранные Фокусом, дают основания полагать, что «Пневмо-23» затерялось не просто так.

«Учитывая малые партии вакцин, можно заподозрить, что они были завезены в Украину для испытаний», – уверена Наталья Коломиец, врач-педиатр и активист антивакцинального движения. Наталья утверждает, что испытание вакцин на детях – обычная украинская практика. «В нашей стране, например, проводились клинические испытания на детях в детских домах. В журнале «Педиатрия» №1 за 2006 год описаны случаи испытания вакцины «Гидерикс» на 300 детдомовцах. Это практикуется ещё со времен Советского Союза. А то, что о вакцинах никто не слышал, может означать, что они используются под каким-то шифром», –
говорит Наталья.

К её словам можно было бы относиться скептически, если бы их на условиях анонимности не подтверждал высокопоставленный источник Фокуса в Минздраве. «С этими прививками, что с «Пневмо-23», что со второй, «Окаваксом», далеко не всё ясно. Это действительно похоже на незаконные испытания», – уверен собеседник Фокуса.

«Незаконными» он называет испытания потому, что закон в данном вопросе однозначен: ст. 281 Гражданского кодекса допускает проведение испытаний медицинских препаратов только на добровольцах, и только достигших совершеннолетия.

По словам нашего собеседника, непонятно, как «Пневмо-23» будет применяться. Дело в том, что в украинской врачебной практике не принято выявлять возбудителей каждого конкретного случая пневмонии. Следовательно, нельзя отследить и необходимость вакцинации.

«То же самое касается и «Окавакса». Нигде в Европе эта прививка не упоминается. Многие вакцины от компании Sanofi Pasteur вообще не используются в цивилизованной Европе. Например, есть у них такой препарат против эпидемического паротита, основанный на штамме «урабе», – так вот, его не применяют нигде, кроме Украины и Молдавии», – отмечает источник Фокуса.

По его словам, сейчас в Минздраве даже обсуждают необходимость включения вакцин «Окавакс» и «Пневмо-23» в плановый график иммунизации: «Если до сих пор вакцину кололи только солдатам, то сейчас попытаются расширить аудиторию и применить её на детях. Если после этого вакцина будет внесена в число плановых, это будет означать, что каждый год Украина станет закупать у Sanofi до 2 миллионов доз препарата. Представляете, какой этой рынок сбыта?»

Вынужденная защита
Пока ведутся дискуссии на тему вакцин, Минздрав готов нанести по позициям антивакцинальщиков ощутимый удар – в марте по регионам страны был разослан проект закона «Об иммунопрофилактике инфекционных заболеваний». Статья 13 этого документа гласит, что в определённых ситуациях Минздрав «законодательным путём может постановить, что категория граждан, которая находится под угрозой, должна быть привита и принимать участие в других мероприятиях по профилактике. В этом случае основное право на физическую неприкосновенность ограничивается». Таким образом, если законопроект будет принят, Минздрав получит право во время эпидемии принудительно вакцинировать граждан. Кстати, право определять, возникла ли эпидемия (на официальном языке – «эпидемиологическая ситуация») также остаётся за Минздравом.

Пока же, по данным активистов антивакцинального движения, от прививок отказывается каждая пятая украинская семья.

В Минздраве эту ситуацию с некоторым раздражением списывают на массовый психоз, вызванный в том числе и публикациями в СМИ. Однако, как говорит Фокусу на условиях анонимности сотрудник в министерстве, в сложившейся ситуации виноват сам Минздрав: «Проблема в том, что никто не признаёт проблемы. Если мама приходит на приём с ребёнком, которому делают 4 укола, и после этого у него начинается побочная реакция, то на повторную вакцинацию её не загонишь никаким законом».


---

Журнал "Фокус"
focus.in.ua
  0
 QR-код адреса статьи
Коментарів: 0
Додати коментар