» » "Одолжили миллион, а отдали больше трех" - Ирпень

"Одолжили миллион, а отдали больше трех" - Ирпень

- Взяли кредит на квартиру. Банк ликвидировали, а наш кредит выкупили коллекторы, - рассказывает 41-летняя София Гарбар из города Ирпень Киевской области.


- Отдали 3,3 миллиона гривен, хотя заняли миллион. Оставалось выплатить 200 тысяч гривен, но банк закрылся, - София показывает документы. Ее муж купил однокомнатную в 2012 году.

- Первый звонок от коллекторов: нас обозвали ворами и требовали выплатить уже не 200, а 275 тысяч гривен. Никаких документов не показали. Только ксерокопию, якобы письмо из суда об аресте нашего имущества. Угрожали, что пеня будет расти ежедневно. Мы наняли адвоката. Он посоветовал не признавать кредитный договор и отказываться его выполнять до решения суда.

Через месяц в подъезде появилось фото моего мужа с его паспортными данными и текстом: "Этот человек - вор, потому что отдыхает на зарубежных курортах, покупает дорогие телефоны и ест в ресторанах за чужой счет. Он занял сотни тысяч гривен и не хочет возвращать. Вора соседи должны знать в лицо". Фотографию взяли из соцсетей.

В подъезде на стене выцарапаны надписи "Гарбары воры" и "Здесь живет должник". Их семья пыталась забелить.

- Чтобы не звонили коллекторы, мы заблокировали их номер. Тогда начали приходить, - показывает на смартфоне фото парней в черных футболках. - Один представлялся полицейским и угрожал уголовным делом против меня как поручителя. Обещали, что меня посадят на пять лет, а детей отправят в интернат. Говорили, что подселят бомжа. Стали звонить в дверь среди ночи. Стучали так, что соседи вызвали полицию. Они убежали. А на следующий день, пока мы были на работе, титушки выломали двери и заменили замок. Попасть в свой дом мы не смогли.

Больше месяца в квартире жили четверо мужчин спортивного телосложения. По очереди выходили в магазин за пивом и сигаретами. Полиция повлиять не могла. Неизвестно как - но они тоже имели документы на нашу квартиру.

Однажды эти рейдеры вышли и, вероятно, поехали на другой объект. С помощью соседей мы выломали дверь. Но внутри было пусто. Они вынесли нашу одежду, постель, технику, золото. Вытащили две тысячи долларов, которые я прятала за туалетным бачком. Сработала сигнализация, приехали охранники и выставили нас.

Затем были два года суда. Он отменил незаконную перерегистрацию недвижимости и вернул наше жилье. Мы выплатили кредит. Но жить здесь страшно. Все напоминает о пережитом. Выставили жилье на продажу.

- 1 июня коллекторы оставили моих сына и дочь без крыши над головой, - говорит киевлянка Наталия Шевченко, 47 лет.

Она одна воспитывает дочь 8-летнюю Еву и сына Егора, 13 лет. В 2008-м ее муж Юрий купил трехкомнатную квартиру на столичных Осокорках. На квартиру в 109 "квадратов" взял кредит в банке $225 тыс.

- Даже стяжки на полу не было. Ремонт сделали сами, - рассказывает Наталья Шевченко. - Платили по займу в срок. После кризиса с деньгами было туго. Но муж имел хорошую работу. Впоследствии дела пошли в гору. Думали, через год-два долги отдадим. Но в 2016 году Юрий умер у меня на руках, в нашей квартире. Кредит упал на мои плечи как поручителя. Как вдова с двумя детьми может выплачивать такой долг? Это была неподъемная сумма.

Наша квартира подпадала под мораторий (запрещается отбирать имущество заемщиков, имеющих кредиты в иностранной валюте. - ГПУ). Думала, что нам долг реструктуризируют. Но начала расти пеня. Речь шла о нескольких миллионах гривен. Банк кредит отдал коллекторской конторе. Квартиру, которая была под арестом, в которой прописаны двое несовершеннолетних детей, они незаконно перепродали.

Сначала предлагали мне взамен "гостинку" на окраине Киева. Но никаких документов не показали. Начали угрожать. Боялась выйти из квартиры. Когда нужно было по делам поехать в другой город, просила присмотреть за домом своего друга. Среди дня кто-то начал ломиться в дверь. Товарищ вызвал полицию. Пока те проверяли документы, несколько человек ворвались в коридор. Друга вытолкали. Когда я ночью вернулась, домой попасть не смогла. Рейдеры заменили замок и установили сигнализацию. Там осталась наша одежда, кольца, ноутбук, документы, детские учебники. Дети остались в одних шортах.

Несколько раз вызывала полицию. Они ничего сделать не могут. У меня нет доказательств, что это жилье мое. Документы - в квартире, где живут семь посторонних людей.

Наталья Шевченко работает переводчиком и репетитором немецкого языка.

- Ищу работу. Но без диплома не берут, - говорит. - Его, как и остальные документы, придется восстанавливать. С теми, кто отобрал квартиру, сужусь. Они имеют деньги, поэтому покупают всех. От первого адвоката отказалась, потому что и его подкупили. Живу по знакомым.
0 0

Яна РОМАНЮК 
Ирпень Ірпінь
Коментарів: 0
Додати коментар
Інформація
Коментувати новини на сайті можна тільки протягом 370 з дня публікації.