» » Автомобильная катастрофа - убийство по неосторожности?

Автомобильная катастрофа - убийство по неосторожности?

Мы как-то уже смирились, когда слышим новости об автомобильных "камикадзе" - это выпившие за рулем, "веселые" компании, молодежь без "прав" на мощных мотоциклах. Из этой печальной статистики выделяется случай, произошедший 7 мая в 22-35 на сьезде через мостовой ж/д переезд Ворзель-Забучье.

Впервые о той трагедии я услышал от Саши Миносяна, который поздно вечером возвращался из Киева по ковельской трассе, проехал Бучу и повернул налево на мост, чтобы попасть на ул. Кирова (Стеклозавод, район Бучи). Проехав мост, Саня сбросил ногу с газа, впереди его ослепил свет встречного автомобиля. Проехав зону "невидимости" он буквально в считаные мгновения вдавил ногу в тормоз своего легкового "Лексуса".

Его автомобиль застыл в десятке сантиметров от гусениц экскаватора, которые выступали на полтора метра из грузовой платформы, которую тащил КРАЗ. Справа валялись какие-то железки, и хотя Саня еще толком не оправился от собственного шока - он чуствовал, что ранее произошло что-то более ужасное.


Карта-схема места трагедии


В пяти-шести метрах от КРАЗа на обочине стояла буквально разорванная пополам ИВЕКО, обычная маршрутка, грузовой автомобиль, переделанный у нас под перевозку людей. Водитель, с многочисленными травмами ног и грудной клетки вылетел со своего обычного места в салон вместе с сидением. Так его и забрала "Скорая" - вместе с сидением. Водитель ИВЕКО (на фото он возле своей "маршрутки") - Бортничук Николай Степанович был доставлен в Бучанскую больницу в 23-05 и после шести операций в течении четырех дней борьбы врачей реанимационного отделения скончался. Говорят, сердце могло все это выдержать, но у водителя были поломаны 7 ребер и легкие превратились в кровавую кашу.

Вместе с водителем маршрутки ехала его гражданская жена - Наталья Сергеевна Гончаренко. Живут супруги в с.Забучье, Бородянского района. Вместе они прожили пять лет, оба - верующие люди, баптисты. Николай Степанович не пил, был раньше водителем автобуса, а когда хозяин автомобиля "ИВЕКО" Александр Авраменко предложил работать на маршрутке - работал на совесть. Наталия утверждает, что Авраменко взял на себя много хлопот, связанных с трагедией, необходимостью материальной и лекарственной помощи пострадавшим.

Совсем небольшое расстояние, которое проехала "ИВЕКО" после столкновения, свидетельствует о невысокой скорости, отсутствие торможения - Николай в одно мгновение лишь успел выкрутить руль вправо, чтобы избежать столкновения. Для водителя микроавтобуса это оказалось уже почти бесполезным. Наталия, которая сидела на пассажирском кресле в кабине - отделалась синяками и гематомами, переломом правой руки. Она говорит, что предчувствовала неладное, и после короткого диалога с Николаем, он ответил: "Да, сорок еду!". Действительно, мы, водители, даже представить себе не можем, что на такой скорости что-то может случиться.

Как потом выяснилось, за несколько минут до случившегося едва выскочил из западни главврач той больницы, в которую позже попал Никлай - Даниил Константинович. Он едва успел вскочить в ворзельский разьезд перед надвигающейся громадой КРАЗА с экскаватором. Никаких габаритных световых обозначений у экскаватора не было. На платформе экскаватор находился поперек (!), таким образом, что его ковш был со стороны обочины, а гусеницы заняли полтора метра пространства встречного движения. Шесть метров - ширина этой конструкции заняла восьмиметровое пространство дороги. У кого-то из водителей не было шансов. А может и не у одного.

Саша Миносян несмотря на шок, развернул свой "Лексус" и моргал движущемуся навстречу транспорту. Со временем - прибыли "пожарники" и еще через какое-то время "гаишники".

Первое, что спросил Николай, придя в себя: "Пострадавших сколько?". И когда узнал, что только он - как бы с облегчением сказал "ну, и добре".

Но, ничего такого "доброго" могло не быть - в 22-40 через этот мост обычно едет короткий маршрут 381к на Стеклозавод. Как правило, в маршрутке около 30 человек, включая стоячих, добирающихся из центра Бучи на практически последней маршрутке.

"Почему ночью? Почему без сопровождения?" - допытывались у водителя КРАЗа. "А как же, - отвечал он, - днем я работаю, а ночью перевожу технику". Говорят, они копали на одном из участков бассейн для не бедных людей. Не очень понятно - насколько легален такой "калым", для этих горе-работников, если негабаритную технику сделали орудием убийства людей? Кто ответит за такой беспредел? Может, бородянские "гаишники", которых три или четыре патруля дежурят в нашем регионе возле ресторанов, а на вызов и профилактику ездят только ирпенские. Через два-три часа.

Пока министр Луценко борется с региональным "спаиванием" ДАІ, не добросовестные и по-настоящему коррупционные работники "ловят рыбку в мутной воде" - кому как не им выгодна такая децентрализация. Никому в регионе бородянская часть не подчиняется - хотя, как утверждают постояльцы дорогих ресторанов они хорошо знают какие именно местные автомобили лучше не останавливать. У нас туристический регион - бородянцы "отвязываются" на не местных. Доходит до того, что "даишники" устраивают погони по улицам Ворзеля и Бучи. Хотя, всем известно, какая это служба - опасная и трудная. Ирпенская милиция просто искренне удивляется - нет обновления фондов. Новый автомобиль Ирпенского ГУ в сложной обстановке был поврежден, теперь неизвестно когда будет новый. Вот, и не получается на более 100 тысяч населенный регион наладить службу.


Николай Степанович Бортничук возле своего ИВЕКО, за несколько месяцев до трагедии


Врачи больницы говорят, что водитель КРАЗа на днях приезжал в больницу поинтересоваться своим анализом крови на алкоголь и здоровьем Бортничука.

Нет уже водителя Коли, не дожил он до своего 44-летия, которое было 16 мая. Следствие ведет следователь Ирпенского ГАИ Сергей Матюпа.

Щасти всім на дорогах і світла пам’ять Миколі Степановичу Бортнічуку із Забуччя!



P.S. Спасибо, конечно, Александру Авраменко, хозяину автомобиля IVECO 015-77 КМ, на котором работал Николай и который сейчас находится на территории Ирпенского ГУ МВД (ул.Минеральная,7), но возникает вопрос к председателю комиссии Ирпенской рады Олегу Сотникову: какие гарантии имеют "маршруточники" за свой нелегкий труд? Почему, Наталия Гончаренко теперь должна сама вступить в неравный "бой" со строителями, что забрали ее мужа и главу семьи? Почему, вообще, добросовестные работники, попавшие в беду должны жить и работать с риском остаться без содержания?

Возможно, поэтому, в нашем регионе все больше остарбайтеров без никаких гарантий на риск потери трудоспособности, а трудовые отношения строятся все более по схеме "сделал-получил", и тогда, не нужно риторики про местное население, которое все более ищет работу за пределами таких "африканских" отношений.

Кстати, именно водители маршруток Ирпенского АТП Олега Сотникова помогли ему стать лидером местной организации "Батькивщина", по-военному вытеснив разрозненное гражданское "болото" ворзельской организации Сергея Кухарского, состоящей из 460 человек, жителей нашего региона.

О жертве ДТП Олег Сотников сказал лишь: "Почему Вы считаете, что все маршрутки в регионе мои?".

Отвечаю: "Олег Леонидович, Вы немного смешиваете свое руководство АТП, хотя маршрут 381 и социальные выплаты на него идут известно куда и кому, и свое руководство комиссией по транспорту при Ирпенской раде. Кому, как не специалисту и депутату - отвечать не вопросом на вопрос журналисту?"
Виталий Ищенко 
  1
 QR-код адреса статьи
Коментарів: 1
Додати коментар
administrator

OFFline

  • administrator (328)
  • Адміністратори
  • 19 травня 2008 15:09
Никаких габаритных световых обозначений у экскаватора не было. На платформе экскаватор находился поперек (!), таким образом, что его ковш был со стороны обочины, а гусеницы заняли полтора метра пространства встречного движения


- вот видно поэтому он и ехал ночью..
на сколько я понимаю для такого "груза" нужно разрешение..

0
Інформація
Коментувати новини на сайті можна тільки протягом 370 з дня публікації.